«Вам предписано сражение, хотя это ненавистно для вас.

Быть может, вам ненавистно то, что является благом для вас.

Аллах знает, а вы не знаете». (сура «Аль-Баккара», аят 216)

  • said1Хвала Аллаху, Господу миров, который наделил нас следованием за Истиной и укрепил на этом пути. Мир и благословение пророку Мухаммаду, его семье, сподвижникам, и всем, кто последовал за ним вплоть до судного дня. После этого:

    Аллах сказал в священном Коране: «Расскажи им истории, быть может они задумаются». Также Аллах сказал: «И рассказывай о милости своего Господа». Всевышний Аллах привел в Коране огромное количество историй о пророках и праведниках, ибо в этом есть пример для остальных. И поэтому Джунейд Аль-Багдади сказал: «Истории – это воинство Аллаха, которыми Он укрепляет других».

    Я долго думал, перед тем, как сесть и написать этот труд, пытался понять его пользу для Ислама, и решил посвятить его в первую очередь тем, кто знает меня, чтобы увидеть джихад на Кавказе моими глазами. Это не статья, посвященная определенной теме, нет, здесь мы затронем очень многое, и постараемся раскрыть ряд проблем.

    Сегодня 5 число месяца Джумада-уля 1430 года по хиджре. Прошел год с того момента, когда Аллах испытал меня тем, что Он сказал в Коране: «И Мы непременно испытаем вас, чтобы узнать муджахидов и терпеливых, и узнать правду ли говорят о вас». Всевышний Аллах использует в этом аяте сильнейшую формулу подтверждения в арабском языке, «лям ванн-нун ат-таукид», для того, чтобы показать неизбежность этого испытания. И особенно это проявляется в отношении тех, кто говорит и призывает к чему-то из религии Аллаха, так как Он сказал: «О, те, которые уверовали! Почему вы говорите то, чего не делаете?». И каждый раз, когда ты начинаешь делать призыв к выполнению джихада, или рассказывать про времена сподвижников и их отношение к этому, знай, что испытание грядет. И Аллах поставит человека в такую ситуацию, когда он будет вынужден сделать свой выбор – будет ли он муджахидом, затем, проявит ли он терпение на джихаде, и правду ли говорят о нем и каковым считают его. И мы видим из этого ясного аята, что каждый может пройти это испытание джихадом, и поэтому Посланник Аллаха призвал нас готовиться к этому, даже если нет освободительного или наступательного джихада, сказав: «Тот, кто не сражался, и не призывал свою душу к этому, скончался на доле из частей лицемерия» (Бухари и Муслим). И в тексте этого хадиса Посланник Аллаха использовал глагол «газа», что можно перевести только как ведение сражения, чтобы никто не мог истолковать его как борьба со своими страстями, шайтаном и пр.

    Это испытание пришло тогда, когда я был готов, но не настолько , чтобы дать сразу ответ, когда мне пришло письмо от амира Кавказа с предложением присоединиться к муджахидам. Я взял в руки это письмо и почувствовал, как будто бы вся жизнь промелькнула перед глазами, и стало ясно то, что это тот, момент, про который сказал Абдулла ибн Масуд: «Если Аллах испытает Своего раба тем, что поставит его в место, где ему придется сказать что-то ради Аллаха, и он промолчит, то он никогда не вернется на ту степень имана, на которой он был до этого». В такой момент ты начинаешь понимать, что если ты откажешься, то никогда не сможешь выйти из унижения, про которое сказал Посланник Аллаха: «Если вы станете заниматься ростовщичеством и схватитесь за хвосты коров, удовлетворитесь посевами и оставите джихад, то Аллах пошлет на вас такое унижение, в котором вы будете пребывать до тех пор, пока не вернетесь к своей религии» (Бухари и Муслим). Но и если ты сделаешь выбор в пользу джихада, то это изменит всю твою жизнь настолько, что ты потеряешь все – и семью, и имущество, и про это Аллах сказал: «Мы непременно испытаем вас страхом, голодом и потерей имущества и людей».

    Я стоял, и мне показалось, будто бы прошли годы перед тем, как я дал ответ, хотя я был уверен заранее, что смогу сказать это, но только при поддержке Всевышнего Аллаха, ибо Он сказал в Коране: «Аллах укрепляет тех, кто уверовали, твердым словом в этой жизни и в Вечной». И это «твердое слово» приходит тогда, когда ты должен сказать что-то только ради Аллаха – и в моем случае это был положительный ответ. «Передай братьям, что я приеду» – я произнес это, и с души как будто бы упала тяжкая ноша, потому, что после этих слов путь был размечен, и это один из поворотных моментов в жизни человека, когда, сделав свой выбор, он уже никогда не сможет вернуться назад. Аллах сказал: «…и Мы повели его двумя путями…» – и хотя Аллах знает заранее, что сделает человек, ибо Он его Творец, но Он предоставляет право выбора людям.

    Мною было много сказано про джихад сподвижников, про сражения эпохи табиинов, про освободительные походы времен халифата – и пришло время тому, чтобы пройти это испытание теперь уже самому. Спустя 2 месяца после этого события я приехал на территорию имарата Кавказ и воочию увидел наших братьев муджахидов.

    Конечно, у меня всегда оставалось немало вопросов о том, что на самом деле происходит с джихадом на Кавказе – может быть, это действительно провокация ФСБ и армейских генералов, которые понимают, что если закончатся  боевые действия, то пособия и довольствия прекратятся? Ведь широко известен тот факт, что государство держит при себе определенные структуры только при  условии, если они действительно важны для него, но как только сфера их действий перестает существовать, как например, подавление военного конфликта, то надобность в этой структуре также отпадает. Примеров этому также достаточно – ведь во время Второй мировой войны охрана ГУЛАГа всеми силами пыталась показать свою значимость в подавлении возможного действия «пятой колонны» в тылу СССР, и посему Сталин решил все же не мобилизовать на фронт несколько сотен тысяч военных. Но насколько эта ситуация может повторяться сейчас на Кавказе? С одной стороны мы видим немало сторонников этой версии, но это люди, которые не только не имели отношения к джихаду, но и далеки от Ислама. В большей своей массе это те, кто живет в Европе, получив статус беженцев, и не планирует возвращаться обратно. Они будут утверждать и даже клясться в том, что все происходящее – лишь великий заговор спецслужб, которые заинтересованы в продолжении войны, а посему амиры муджахидов живы. Они расскажут про то, насколько мала территория Чечни и Ингушетии, чтобы там могли обитать несколько сотен муджахидов, и что лесную часть можно легко прочесать разведгруппами. Они могут и поведать о том, что якобы федеральные войска сами поставляют муджахидам оружие, чтобы те только продолжали вести против них боевые действия, и даже доставляют продовольствие на вертолетах в лесные массивы. Если продолжить слушать сторонников версии о развитии джихада под эгидой ФСБ и ГРУ, то они не преминут сообщить и то, что без сомнения Басаев, Гелаев, и конечно же, Умаров все это завербованные ФСБ люди, и будут приводить различные рассказы, подтверждающие, по их мнению эту теорию. Кто-то обязательно добавит, что Докку Умаров прославился как рэкетир в России до первой войны в Чечне, и как похититель людей после войны. «Этот человек убивал без раздумий только за одно слово, которое его не устраивало» – и они будут уверять в этом настолько сильно, что почти любой может поверить в это.

    И вроде бы все гладко, но для меня оставались вопросы – неужели муджахиды могут быть настолько глупы, чтобы получать помощь от кафиров и тут же воевать против них? Неужели они хотят быть пешками в грязных играх ФСБ? И если люди это видят, то почему не уходят из леса? Почему все новые и новые братья присоединяются к джихаду? Ведь если нормальный мусульманин видел бы коррумпированность руководства муджахидов, что это сотрудники ФСБ, видел бы искусственность происходящего, разве он бы не ушел оттуда, чтобы не стать пушечным мясом в чужих играх? И так как подобных прецедентов не возникало, то это изначально лично для меня ставило под сомнение доводы первой стороны. И даже то, что Аллах сказал в Коране: «О, те, которые уверовали! Если к вам придет нечестивец с какой-то новостью, то проверьте ее, чтобы вы по неведению не истребили народ, и потом не сожалели о том, что произошло» должно дать понять то, что говорят про джихад на Кавказе, необходимо проверить, и не принимать на веру различные слухи.

    Даже если ты обратишься за информацией к тем, кто утверждает что обладает знаниями Ислама, к тем, кто сегодня проповедует понимание «Ахлюс-Сунна», то и здесь ты мало что услышишь в пользу муджахидов. Они будут приводить тебе доводы в пользу того, что сегодня не время для джихада, что у нас нет силы, что это погибель для молодежи Уммы. Ты услышишь от них то, что те, кто сейчас воюют, пусть продолжают дальше воевать и умирать, но не нужно их поддерживать, чтобы не было тебе проблем. Они расскажут тебе, что эти муджахиды неграмотны, что они не знают про джихад и даже омовение, что это такфириты и хариджиты. И если ты задашься вопросом, почему они хариджиты, ведь они не воюют против правителей мусульман, то услышишь абсурдные утверждения о том, что тот правитель, у которого есть власть и сила, то он правитель по шариату, правитель мусульман, пусть даже он и кафир, как Путин, Кадыров и прочие.

    Но если ты взглянешь на них пристальнее, то станет ясно, что эти люди проявляют высшей степени лицемерие, искажая религию Аллаха в важнейшей ее части. Ведь лицемеры времен Посланника Аллаха признавали джихад, но не принимали в нем участия. Разве где-то в Сунне Посланника Аллаха мы найдем пример тому, что лицемеры на призыв выступить на джихад сказали мусульманам и пророку: «Это не джихад, у вас нет силы, вас победят»? Они злословили, что мусульмане проиграют, но признавали что это джихад. Но те, кто сегодня и не выходит на джихад, и отрицает его, хуже в своем убеждении, чем лицемеры Медины. Давайте зададимся вопросом – почему эти люди не хотят просто признать джихад, но сказать, что я слишком слаб, и нет желания умирать на пути Аллаха? А только потому, что высокомерие, из-за которого Иблис отважился выступить против Своего Творца, привело к тому, что они также выступили против части Ислама. Ведь имея завышенную самооценку, человек не даст себя порочить тем, что он не вышел на пути Аллаха, а проще станет отрицать сам джихад. Зачем молчать на вопрос: «Если это джихад, то почему ты не там?» – не признавай своей слабости, твое высокомерие должно быть превыше всего этого. Ответь на это тем, что если бы это был джихад, то ты был бы в первых его рядах. Гораздо проще отрицать, чем доказывать, для этого тебе понадобится меньше доводов. Может быть со временем ты сам сможешь поверить в это, а если и нет, то всегда будешь спать спокойно оттого, что кафирское правительство вынесло тебе квотум доверия, ты поддержал их и сможешь жить дальше, наслаждаясь покоем со своей семьей. Пройдет время, и ты сможешь выскрести из книг ученых отрывки, которые ты истолкуешь в свою пользу тем, что джихада опять-таки нет, но истолковывать их надо нагло, тоном, не принимающим возражений. Если ты твердо решил ступить на этот путь, то помни, что главное в нем – это ложь и подтасовка фактов, как говорил кафир Вольтер: «Врать надо не робко и не раз, а смело и постоянно».

    Слушая эту сторону, я подолгу погружался в раздумья – может быть, в их словах могут сквозить отголоски Истины? Нагромождение «далилей», правда, вырванных из текста и утративших свой смысл, давило и колебало мнение – и я вернулся к основам религии, аксиомам шариата. Мы знаем, что есть непоколебимые основы, как например: «Основа в поклонении – запретность, кроме того, на что есть доказательство». И мы судим исходя из этого о том, что человек не может совершать поклонение, если этот вид поклонения не обоснован доказательствами из Корана и Сунны. И тот, кто отрицает «иджмаа», единогласное утверждение ученых Ахлюс-Сунна, тот совершает куфр. И так как сторонники отрицания джихада утверждают интересный принцип, про который они твердят везде, правда, не особо затрудняясь привести для него доказательную базу – «Если нет силы, то джихад отменяется». Да, широко известно положение о том, что если у мусульман нет силы, то не следует начинать наступательный джихад, но разве оборонительный также входит сюда? Но почитав труды Ибн Теймии, исследование Ибн Хазма и других, ты видишь, что они не признавали никаких условий для ведения оборонительного джихада, вплоть до ведения его индивидуально в случае отсутствия амира мусульман. Но на чье мнение они ссылаются в этом вопросе? – мне не было понятно, и я не нашел среди ученых их оригинального постулата, чтобы кто-то сказал это, или поддержал это мнение. Затем я удивился тому, как человек может иметь столько дерзости выдавать чье-то мнение за положение шариата, притом, что в этом вопросе не только нет «иджмаа», но и даже просто того, чтобы было большое количество сторонников этой версии. Проведенное мною исследование показало не только отсутствие в шариате этого положения, но и нехватку совести у отдельных потомков Адама, которые пытаются покрыть Истину ложью.

    Следующий камень преткновения на этом пути – миф о всесильности спецслужб, которые «контролируют все». Даже если допустить ту мысль, что джихад на Кавказе все же не их детище, но ведь они «все знают», как скажут некоторые советчики. Но при этом они забудут то, что все знает лишь один Всевышний Аллах, и даже после его знания нет такой структуры как ФСБ, которая бы обладала часть знания Творца. Но тебе будут говорить – они знают, они прослушивают, наблюдают, им доносят, а посему ты не сможешь обойти их тем более в вопросах джихада. Поэтому даже тогда, когда мы с братьями ехали к точке встречи, и я держал в руках пистолет-пулемет и две гранаты, все равно не верилось в то, что ФСБ допустит то, чтобы ты прибыл на джихад и предал это огласке. И лишь после, когда уже в лесу я лежал под пологом палатки, понял, насколько все это преувеличено. Ведь главный фактор, который порождает эти домыслы, ничто иное, как страх перед этими структурами, и если бы человек просто потратил этот страх на Аллаха, то у него не осталось бы страха перед Его тварями.

    Я помню первый свой ночной переход из села в лес, с рюкзаком, набитым продуктами, с такими же новичками, как и я. Нас вел Биляль, муджахид из Ассиновки, позднее он стал шахидом в тяжелом бою на реке Фартанге, где они наткнулись на огромную разведгруппу русских и чеченских кафиров. Несмотря на то, что кафиров было около 80 человек, 7 муджахидов смогли нанести им урон и отойти, но потеряв одного убитым, и двое получили ранения. Кафиры потеряли несколько человек, и это ослабило их настолько, что им даже не захотелось преследовать муджахидов, хотя они знали, что их мало и несколько раненых.

    В ту ночь он вел нас по открытым сопкам, пока мы не зашли в лес, где в полной темноте пришлось ложиться спать – впервые с ковриком и спальником. Там же впервые я столкнулся с Абу Суфьяном, Супьяном Абдуллаевым, с которым стали вспоминать его прошлых знакомых по бывшей Партии Исламского Возрождения СССР, никто из которых не вышел на джихад, кроме него. Там ты начинаешь понимать, что теперь ты на пути Аллаха, и каждый шаг и каждая минута тебе записывается наградой, которую ты можешь непременно найти на Весах Судного Дня. Но и глядя на тех, кто вышел на джихад раньше тебя, чувствуешь себя первоклассником в старших классах – я не знал ни автомата, ни его устройства, не имел понятия о том, что такое разгрузка и что нужно в лесу.

    Утром началась школа джихада – один из братьев собрал разгрузку, помог укомплектовать рюкзак, Биляль достал из тайника мой первый автомат, так называемую «ментобойку», переделанный АК-47 калибра 7,62 с укороченным стволом. Когда-то давно оружейники научились переделывать длинный автомат в более компактный вариант, укоротив ствол и убрав приклад. После этого «ментобойку» стало удобно возить в машине и использовать с глушителем именно против сотрудников различных кафирских структур как МВД, РОВД и прочих – и от большого количества убитых кафиров и муртадов новая модификация автомата АК получила свое название.

    Никто из братьев, даже те, кто годы провел на джихаде, не кичились этим перед теми, кто только что поднялся с нами, и я не видел даже намека на то, чтобы кто-то вел себя горделиво из-за того, что он раньше нас присоединился к джихаду. Напротив, все подходили и интересовались тем, все ли у меня есть, сколько патронов, как снаряжение и прочее. Двое дали мне по обойме на автомат, кто-то помог уложить вещи в рюкзак. Во всех их движениях чувствовалось уважение ко всем братьям независимо от его срока давности на джихаде.

    Несколько дней на джихаде – и ты сам начинаешь понимать несостоятельность теории о «великом заговоре ФСБ», и что все лишь провокация, контролируемая российскими спецслужбами. Ты видишь постоянные операции кафиров в лесу, запуск разведгрупп, вертолеты, самолет, который начинает с утра кружить в небе Северного Кавказа, особенно Чечни и Ингушетии, который устанавливает связь с разведкой и фотографирует местность. Ты увидишь и услышишь постоянные обстрелы горных районов и ключевых высот – и даже ночью тебя не оставят в покое, ночью летает «ночник», вертолет, снаряженный приборами ночного видения, тепловизором, огромным количеством ракет и пулеметом. Его задача – найти лагеря муджахидов, непотушенные до конца костры, и при малейшем подозрении он производит обстрел. Глядя на все это, ты понимаешь, что если бы Россия действительно хотела бы держать искусственно созданный заповедник джихада в лесу для интересов спецслужб, то никогда не стали бы тратить такие титанические усилия на борьбу с муджахидами. Но пока лето, кафиры не могут активизировать все свои силы для борьбы в лесу, так как главная помеха – листва деревьев, которая скрывает от вертолетов и самолетов. Но как только приходит осень, и листья упадут, тогда в лес бросаются многотысячные группы пехоты, вертолеты, беспилотные самолеты ведут воздушную разведку – тогда ты увидишь, насколько кафиры хотят покончить с Исламом, но получается только то, что захочет Аллах, а не то, что хотят они.

    Ты увидишь истинность этой борьбы тогда, когда узнаешь, что продукт тебе не будут сбрасывать вертолетами из Ханкалы, а ты отправишься за ним к селам, где на подступах и сидит в большинстве случаев разведка, бой с которой всегда проходит в невыгодных условиях. Ты поймешь и то, что кафир не даст тебе никакого боеприпаса, чтобы ты стрелял этим в него – напротив, все, что он найдет у тебя, он уничтожит, начиная от патронов и до фугасов. И даже тот боеприпас, который оставался в джамаате из старых схронов, ты будешь экономить, и считать в бою не обоймы, а количество патронов. Ты будешь снимать старые мины кафиров, которые поставлены против муджахидов и устанавливать их на тропы разведки – и не думай, что они что-то подарят тебе для минирования.

    И только здесь у тебя откроются глаза на происходящее, если этого не произошло еще до этого, здесь тебя поразят масштабы джихада против мирового куфра, и злоба кафиров, которая обрушивается на всех, кто выступил против «нового мирового порядка». Ты увидишь надписи, которые кафиры оставляют на деревьях в лесу, в которых поносят Аллаха и его Посланника, унижают Ислам – и не останется сомнений в том, что эта война не имеет территориальных причин. Эта борьба идеологическая, и наш враг показывает это, начиная с высказываний Путина, который пообещал найти «управу на Аллаха», и, заканчивая обычными бичами из разведки ГРУ, которые в бессильной злобе царапают на деревьях оскорбления не в адрес чеченской нации, нет, они понимают, что воюют против Ислама и мусульман. Я видел десятки надписей на деревьях, которые дикари оставили на деревьях, подобно «хомо троглодитусу», человеку пещерному – и единственная надпись, в которой было слово «чурки», датировалась 1994 годом. После этого идут оскорбления только в адрес Ислама, которые старательно вырезаются ножом в коре буковых деревьев, которые могут стоять десятилетиями и даже веками.

    Но у их ненависти, лютой злобы есть и дополнительные причины, кроме основной – ненависти к Исламу. На многих высотах в лесу ты можешь увидеть разорванные ботинки, ямы, бинты, шприцы и иной раз даже остатки конечностей – следы подрывов кафиров на минах, поставленных муджахидами. Выжившие после взрыва калеки пополняют ряды никому не нужных инвалидов, которые позже будут ходить (проще сказать передвигаться) и просить подаяние. Их государство забудет о них, прах забвения ляжет на военные билеты, и не останется даже гордости от того, что «Я воевал в Чечне». И злость от такой возможности стать инвалидом также добавляется в котел ненависти к Исламу и мусульманам.

    Это и есть реальный взгляд на тот джихад, который сегодня идет на Кавказе, взгляд изнутри, а не исходя из информации, которую могут дать тебе, кто сами не на джихаде и придумывают сотни отговорок лишь бы не показать свою слабость. Лично я увидел то, что первая сторона, которая поддерживает идею о великом заговоре спецслужб, сильно ошибается в этом, так как у кафиров нет другой цели, кроме как подавить борьбу на пути Аллаха. Да, для пропаганды они могут распространять идеи о том, что за этим всем стоят они – вот только после взгляда изнутри ты никогда не сможешь поверить в это.

    Но тебе могут твердить – их амиры куплены, они работают по приказу и с санкции ФСБ, они там только из-за денег. И опять ты можешь поддаться на эту ложь, если не будешь брать за основу аят: «…если к вам пришел нечестивец с новостью, то проверьте ее…». Я не буду говорить про аморфные слухи, я скажу про то, что вижу сам. Я был со многими амирами вместе не один месяц, и с этими людьми приходилось бывать и в бою, и в голоде и холоде. Ни в ком я не видел признаки лицемерия, жажды наживы, желания выжить за счет других и тем более продажность. И никакие деньги на свете не могут заменить потерю всего – годы в лесу, в холоде и голоде, раны и болезни, отсутствие нормального отдыха и т.д. Для чего нужны деньги, если бы они получали их от ФСБ? Ты не можешь на них купить в лесу ничего, это просто бумага, ты видишь равнину только при операции, если кто-то подумает, что получают их семьи, то опять ошибется. Спроси и ты узнаешь, что у большинства амиров похищены и убиты их ближайшие родственники, те, кто выжили, находятся за границей, и даже своих детей они видят только на видео из дома. Поинтересуйся, как обстоят дела с семьей у Докки Умарова – его отца похитили и убили по приказу Кад(ф)ырова, похищали брата и дядю, требуя от него хотя бы не сдачи, но просто денег. Почему бы им не дать ему самому денег, если он нужен им? С Доккой я провел немало времени, чтобы узнать этого человека, и достоин ли он того, чтобы быть амиром Кавказа, есть ли в нем качества правителя.

    Я не скажу ему это лично, ибо похвала в лицо убивает человека, как это пришло в хадисах от Посланника Аллаха, но… Я клянусь Аллахом, что не видел никого, кто был бы подобен ему в своем характере и отношении к людям. Он обращается с каждым на равных, никого не оскорблял, и старается быть справедливым. Я был с ним в разных ситуациях, и этот человек никогда не подводил муджахидов, и всегда старается сделать все лучшее для них. О нем и его достоинствах можно долго говорить, но я отмечу главное – это человек, который стремится жить по Корану и Сунне настолько, что когда ты ему приводишь довод из шариата, он тут же принимает это и полностью меняет свое мнение по этому вопросу, даже если он был убежден в этом долгие годы. Я никого не восхваляю перед Аллахом, но считаю его достойным мусульманином и великим муджахидом нашего времени, и прошу у Аллаха вести его и нас по прямому пути. У него как и у всех людей бывают свои ошибки, от которых никто не застрахован, но это настолько ничтожно по сравнению с его положительными качествами, что я прошу у Аллаха простить ему.

    В разговорах с ним многое открывается из истории первого джихада и второго на Кавказе, ты узнаешь этого человека, и правду ли о нем говорят те, кто сегодня не только не вышли на джихад, но и сбежали от него. Да, до начала первого джихада Абу Усман Докку Умаров был рэкетиром в России, и это ни для кого не секрет. Но когда начались боевые действия, он приехал в Чечню, оставив все, что у него было для того, чтобы совершать джихад на пути Аллаха. Он рассказывал мне так: «Когда началась война, я приехал в Чечню, услышав призыв Дудаева. Моим дальним родственником был Хамзат Гелаев, и я сразу отправился к нему. Я приехал к нему на «Мерседесе», в туфлях и с сигаретой во рту и предложил свою помощь, принять участие в джихаде вместе с ним. Но Гелаев посмотрел на меня и спросил, совершаю ли я молитву? – и я ответил, что нет, но если надо, то научусь. Но он не захотел сразу брать меня к себе и направил к другому амиру. Но позже он навел про меня справки, и записал в свой отряд».

    Затем были сражения в Грозном, где Абу Усман провел почти все время на джихаде, и, будучи гранатометчиком, лично уничтожил 23 единицы бронетехники кафиров. 9 единиц техники он подбил только во время новогоднего штурма Грозного, где была уничтожена Майкопская дивизия. Одной из причин этой победы он называл хитрость Джохара, который, будучи окружен войсками, позвонил Аушеву и попросил у него несколько тысяч гранатометных снарядов, выразив тревогу тем, что кафиры в любом момент могут начать штурм города, а у них нет ничего против техники. Кафиры, конечно, перехватив разговор, начали штурм города, и со всех улиц на них полетели снаряды, которые были заранее приготовлены для танков.

    После победы и вывода войск Докку Умаров работал секретарем комитета госбезопасности при Масхадове, затем пытался уволиться, но Масхадов держал его при себе, не подписывая указ об увольнении. Затем они с Хамзатом Гелаевым были в Пакистане, где более подробно изучали Ислам и встречались с рядом ученых, задавая им вопросы.

    И в перерывах между первой и второй войной Докку готовился к новой битве – он организовал учебный лагерь в Харсеное, закупал оружие и боеприпасы на оружейных рынках, поднял из пропасти и отремонтировал брошенную русскими гаубицу, закупил минометы, АГС, модернизировал трофейный БТР, поставив на него дополнительно пулемет ДШК.

    Затем начались события в Дагестане, и Абу Усман ввел свою группу туда для помощи муджахидам, которые были блокированы кафирами в Цумадинском районе. Принял активное участие в боях в Новолаке, использовав там тяжелую технику. После этого когда состоялся ввод кафирских войск на территорию Чечни, он занял позиции в Грозном, и держал их, уничтожив огромное количество кафиров, пытавшихся штурмом взять город. При выходе из Грозного он был тяжело ранен – взрывной волной и осколками пробило голову, раздробило челюсть и сорвало кожу с лица. Но, несмотря на отсутствие медицинской помощи и нагноение ран, когда пришлось сверлить череп, чтобы вывести оттуда гной, он выжил, и в этом было чудо Аллаха, Который предписал ему провести после этого еще много лет на джихаде. И сегодня, глядя на этого израненного человека с огромным количеством шрамов, у которого искусственные зубы и челюсть, который взорвался на мине, и поврежденная нога до сих пор не дает нормально ходить, ты многое понимаешь… Что любой другой на его месте мог уйти из джихада из-за этих ранений, но Абу Усман провел годы в этом состоянии, больной, израненный, в холоде и голоде зимы, в непрерывных боях и операциях против него. До сих пор этот человек остается немым укором для здоровых и сильных, которые сидят в своих домах и наслаждаются едой и питьем, покоем и своими женами, и не вышли на джихад. Ведь у них нет оправдания перед Аллахом за бездействие, а у Абу Усмана есть оправдание, чтобы оставить из-за своего здоровья джихад, но он никогда не думал об этом… Глядя на это, ты понимаешь, что истинны и неизменны слова Аллаха: «Аллах возвысил муджахидов над отсиживающимися…». Знай это, тот, кто будет читать эти строки, раскрой глаза и посмотри на этого человека, которого Аллах возвысил над миллионами других, не из-за его рода или нации, а только из-за богобоязненности и дал ему правление, которое он сам воспринимает как наказание от Аллаха…

    Кто-то как всегда будет думать, что он нужен ФСБ, и поэтому они оставляют его в живых. Но приди сюда и посмотри на ситуацию изнутри, перед тем, как утвердиться во мнении. Кафир не оставляет его в покое ни на минуту, его блиндаж накрывали ракетами, наносили авиаудары, хотели отравить и прочее. Только я стал свидетелем 3 крупных операций, после которых Абу Усман не должен был остаться живым, если исходить из точности планирования Генштаба. Но Аллах запланировал иное – и каждый раз кафир в бессильной злобе кусал свои локти, видя, что это не дало результатов. Каждый раз Кад(ф)ыров бахвалится тем, что Докке осталось жить немного, узнав про план операции в Ханкале, забывая при этом добавить «иншаАлла» – и результат как всегда один – все по воле Аллаха, и даже если они будут забрасывать в лес ядерные бомбы, пока не вышел срок человека, он не умрет, как бы этого не хотели кафиры.

    Этот человек – отдельная книга, и я не смогу уложить здесь все, что знаю про него и что собирал из его истории. Но если Аллах захочет, этому мы посвятим отдельную статью, так как по моему глубокому убеждению, про этого человека должен остаться труд в истории Ислама как напоминание потомкам, и укор тем, кто жил с ним в одном времени и не дал ему присягу, выйдя на джихад.

    Что можно сказать про остальных амиров? Лучше будет упомянуть только то, что я видел собственными глазами, даже не то, что мне говорили про них. Асланбек, амир восточного направления вилаята Нохчийчо – человек, который сохраняет хладнокровие даже тогда, когда кажется что мы окружены, зная, что в лесу десятки групп кафирской разведки. Хамзат, наиб Тархана, амира Юго-Западного направления, амир Ачхой-Мартановского сектора – несмотря ни на что, какие бы засады могли быть на нашем пути, он идет впереди всей группы, особенно тогда, когда чувствует, что может быть опасность. Хамзат, амир Сунженского сектора, поступает точно также, причем, даже если он несет гранатомет, который бесполезен для разведчика.

    В начале мы говорили о двух версиях противников джихада – «Заговор ФСБ» и «У них нет силы». Лично я увидел несостоятельность первой версии, но теперь что же произошло со второй? Среди тех, кто относят себя к «ахлюс-сунне», большая часть поддерживает именно эту идею – да, там война, там воюют мусульмане против кафиров, но они не должны этого делать, так как у них нет силы, и эти поступки настраивают против нас население России. «Мы должны делать мирный даават, у нас нет силы для войны, мы в мекканском периоде, надо слушать ученых, надо показать миру образ мирных мусульман, эта война наносит удар по нам, мы не можем ходить в мечети» – говорят они нам. Они будут твердить что необходимо во всех вопросах обращаться только к ученым, и если ты примешь это, и спросишь, а к кому именно из ученых? – они непременно ответят тебе, что далеко не всех ученых можно слушать и принимать от них знания, так как среди них много бидатчиков, а если быть точнее, то почти все они бидатчики, кроме нескольких.

    Давайте зададимся вопросом – а кто именно проводники этих идей в нашем обществе? Что ж, придется перейти на личности – далеко небезызвестные люди как Ринат, Гам(л)ет из Баку, и много проповедников ниже рангом, но более многочисленные. «Проповедники на вратах Ада, тот, кто ответит на их призыв, они бросят его туда» – этот хадис Посланника Аллаха привели имамы Муслим и Бухари. «Сердца шайтанов в телах людей» – есть риваят у Муслима в описании этих личностей. Я не берусь судить, что этот хадис относится к ним, лишь Аллах знает лучше, но их идеи страшны до безумия, они не просто пропитаны сектантством, они наполнены ненавистью ко всем, кто не с ними, кто не вошел в круг «избранных». Попробуй не согласится с их любой идеей, и ты увидишь и услышишь, что они скажут тебе. «Брат, это идеи хауариджей, это бидаат» – согласись с ними во всем, или ты не с ними.

    Я долго не хотел поднимать эту тему, вопрос про мадхализм и прочее, но решил все же опубликовать это для остальных, только ради Аллаха для предостережения мусульман от идей этой секты. Для начала давайте вернемся в историю происхождения этой группы. В 1991 году в Саудии решается вопрос с вводом американских войск на территорию страны, и ученых разделились на две группы – сторонники и противники этой идеи. Именно тогда шейх Усама выступил против ввода и объявил это куфром – и против него, недавно национального героя, развернулась борьба не на жизнь, а на смерть. Его лишили гражданства и имущества, и он был вынужден вернуться обратно в Афганистан, чтобы оттуда возглавить борьбу против США и ее хвостов-сателлитов. Позднее Усама скажет в интервью, что ввод американцев был одобрен Постоянным Комитетом Фатвы – и когда он стал говорить с шейхом Ибн Усеймином об этом, тот ответил Усаме, что они ничего не могли поделать с этим, ибо это подписали за них. Там же среди ученых появляется некто Мухаммад Аман Аль-Джами, основатель этого движения, имеющий эфиопское происхождение. Не имевший широкой популярности до этого, он провозгласил поддержку правительственной линии, и смело объявил всех противников ввода войск куфра «хауариджами», и санкционировал депортацию одних ученых и тюремное заключение других. Правительство, вдохновленное такой поддержкой, согласилось с ним, и с этого момента началось движение, получившее название «джамия», по фамилии основателя. Когда спросят об этом движении АбдурРахмана ибн Джибрина, крупнейшего алима Саудии, он скажет: «Секта «джамия» это те, кто завидуют другим и выискивают недостатки в ученых… первый, кто стал заниматься этим, был ее основатель, Мухаммад Аман Аль-Джами, но он скончался и его положение перед Аллахом». Также Ибн Джибрин выразил поддержку Усаме и его джихаду, назвав его муджтахидом в своих фатвах и запретив его ругать. И сегодня многие мадхалиты не знают, что говорить людям – с одной стороны на Ибн Джибрина не сможешь ничего сказать открыто, ведь он великий ученый, но и нельзя оставлять его поддержку и солидарность с Усамой. Поэтому они предпочли просто замолчать этот факт, что Ибн Джибрин до сих пор остался при своем хорошем мнении об Усаме и его знании – можете сами задать им вопрос и посмотреть на ответ.

    Но движение начинало набирать обороты – при активной поддержке правительства, Аман Аль-Джами стал бороться против всех несогласных с ним, обвиняя их в ереси, бида и выступлении против правительства. Он нашел себе сторонника – Мукбиля Аль-Вадии из Йемена, и конечно же, некоего Рабиа Аль-Мадхали, который не так давно сам отошел от движения «братья-мусульмане», основанного когда-то в Египте Хасаном Аль-Банной.  Основатель этих идей не прожил после этого долго – он скончался от рака языка, и несколько дней пролежал у себя в доме, забытый всеми. Но ученики не оставили дело учителя – Мукбиль долгое время пытался поддерживать дело Амана Аль-Джами, но не намного пережил своего учителя.

    Остался Рабиа Аль-Мадхали, единственный из «ученых», который собрал высказывания уже умерших алимов  в свой адрес и повесил это на своем сайте в интернете – очевидно то, насколько он заботится о похвалах в свой адрес. Правда, все это находится в колонке «защита шейха», что свидетельствует о том, что в его адрес сыпались как раз не похвалы. А что может услышать в свой адрес тот человек, который буквально вывел из ислама Саида Кутба, заявил, что Ибн Джибрин «потерял свою религию и свой Ислам», напал на десятки, если не сотни ученых? И получается так, что только он прав, если бы не очень много «но». Заметьте сами, скажите тем, кто пропагандирует их идеи, есть ли секта «мадхалиты»? – и они брызгая слюной, будут утверждать, что такого нет, что это великий заговор врагов Ислама, навешивание ярлыков, и что никто из ученых не давал этой секте такого названия. Но сами они с легкой руки обзывают всех, кто не согласен с ними – группу «ихвануль-муслимин», братья-мусульмане, они обозвали «ихвануль-муфлисин», братья-банкроты, дают прозвища как «кутбиты» – сторонники идей Саида Кутба. Не полнейшее ли это противоречие их собственным словам?

    Но вернемся опять к Рабиа – будучи деканом факультета хадиса в Мединском Исламском Институте, он начинает писать жалобы и доносы на тех, кто не исповедует его идеи. Заканчивается это тем, что правитель Медины высылает его оттуда, скорее всего, устав копаться в его многотомных жалобах. Но Рабиа не сломить этим – и он пишет труд про Кутба и его ошибки, отправляет его шейху Бакру Абу Зейду. Надеясь получить признание, и подтверждение того, что он не зря исписал столько листов бумаги, разочарованный Рабиа получает в ответ письмо с просьбой Абу Зейда не лезть в эту фитну и не опубликовывать этот «труд». Что извлекает из этого урока Рабиа? Ровным счетом ничего – он опубликовывает свой труд, а Абу Зейд становится бидатчиком, ведь он не поддержал его идеи.

    Дальше Рабиа Аль-Мадхали начинает новый цикл своей борьбы против «сектантов» – он громогласно заявляет, что ошибки в трудах Ибн Хаджара, Ан-Навави, и ряда ученых древности указывают на то, что они заблудшие бидатчики. Затем он ожидает ответное эхо на столь громкий возглас – а его ученики тем временем начинают жечь книги «бидатчиков» – книги Ибн Хаджара Аль-Аскаляни и Ан-Навави, так как они были «ашаритами».  Но тут приходит высказывание еще живого на тот момента муфтия Ибн База: «Тот, кто обвинил Ибн Хаджара в ереси, тот сам бидатчик». Услышав это, Рабиа понимает, что лучше не идти на прямую конфронтацию с Ибн Базом, а проще отказаться от своих собственных слов. Но не все ученики правильно понимают своего учителя – и его любимый воспитанник Хаддад объявляет, что если Рабиа не будет признавать Ибн Хаджара еретиком и нововведенцем, то Рабиа сам становится заблудшим. Рабиа в ответ отказывается от Хаддада и заявляет, что, дескать, обвинения в адрес Ибн Хаджара пришли не от него, а от Хаддада, и это он заблудший. Правда, в интернете остается запись голоса Рабиа, где он оскорбляет Ибн Хаджара, но ведь всегда можно заявить, что это происки мерзких бидатчиков «ихванов». Даже удивительна ненависть Рабиа к «ихванам», с которыми он пробыл около двадцати лет – и Рабиа не хочет ответить на вопрос, был ли он сам заблудшим сектантом в это время, и был ли он из обитателей Ада, куда с его легкой руки попали все «ихваны».

    Вроде бы все это остается внутри Саудии, и носит местечковый характер, но… Вскоре кафирские режимы арабских стран стали понимать, что новая религия не просто выгодна, а при умелом подходе способна остановить назревавшую революцию против правительства. С этого момента в истории появляется новое движение «салафизма», бородатое, с  длинными рубахами и сиваками – но не надо пугаться, они добрые, они не террористы. Они миролюбивы и даже если в стране правит кафир, который захватил эти земли у Ислама, его надо призывать, не надо оскорблять, надо признавать своим законным правителем и подчиняться. Эти люди не произносят слово «джиха…д», кроме как с душой или с мерзкими еретиками, которые осмелились выступить против кафирского режима страны. Рабиа дал «фатву», что всех, кто борется с ними языком или делом, кто выступает против кафирского правительства – всех необходимо сдавать властям страны, писать доносы, и это великий «джихад».

    За эти идеи взялись Иордания, Сирия, Кувейт и прочие страны арабского мира и смогли культивировать на своей почве – для этого нужен лишь нормальный Мичурин, который сможет привить эти идеи обществу. И новые проповедники не заставляют себя искать – в Сирии появляется Али Аль-Халяби, в Египет возвращается Усама Аль-Куси, в Йемене дело покойного Мукбиля продолжают его верные ученики.

    С этого момента новое движение при широкой поддержке мирового куфра получает все новые льготы и премии, мечети и медресе, где разворачивается борьба за души людей. Сегодня в Чечне Кад(ф)ыров пытается всеми силами показать свою значимость для Ислама – строительство языческого капища «соборная мечеть Грозного», показная забота о ношении хиджаба, совершение телодвижений по примеру намаза, все это для чего? Не подумай, читатель, что человек, призывающий пасть на колени перед Путиным, может иметь в сердце каплю имана… Но тогда зачем эти усилия, показное стремление помогать Исламу? А все потому, что это проявление мировой политики в отдельно взятом регионе. Взгляните на масштабы этого по миру – сегодня получают поддержку только те секты, которые выразили свое подчинение правителям куфра и отвергли джихад. Они контролируемы, предсказуемы и вполне безобидны – но ненависть кафиров к Исламу исконная, они ненавидят Ислам даже если из него убрать джихад. Мы знаем тысячи примеров тому из истории – как язычники Мекки ненавидели мусульман до того, как были ниспосланы аяты джихада, когда мусульмане не могли ответить оружием. Их ненависть глубока и стара, но пока они вынуждены терпеть даже проявления «домашних мусульман». Но почему? А все потому, что конец 14 – начало 15 века по хиджре дало мощный импульс для джихада по воле Аллаха. Победы в Афганистане, первая война в Чечне, Босния и Таджикистан, массовый призыв к джихаду сильно обеспокоили кафиров, мировое жидо-масонство. Ответ агрессии на агрессию не всегда дает положительный результат, и в те годы это могло взорвать общество и еще больше подогреть настроения джихада у населения. Тогда и были созданы проправительственные секты, прикрывавшиеся исламскими лозунгами – активную помощь получили кадияниты, которые внесли свою лепту в деле подавления джихада в Индии при англичанах и их режиме. Были созданы хабашиты, но они также не дали того стимула, который требовался для подавления мусульман изнутри, они могли вести только «антиваххабитскую» пропаганду.

    Но оставалась прослойка тех, кто стремится следовать пути праведных предков, и рано или поздно придет к пониманию джихада и его необходимости. Они не поддадутся на пропаганду хабашитов и кадиянитов… Тогда для них было предложено нечто новое, что даст им иллюзию следования по пути праведных предков, а главным строителем миража будет небезызвестный Рабиа Аль-Мадхали. Им дадут право на бороду (правда, не везде), право на спокойную жизнь и право на обман, что они истинные мусульмане, а все, кто не с ними – тот еретик, на которого нужно написать заявление в РОВД.

    Но если мы с вами посмотрим в историю, мы поймем, что все склонно к повторению, и невыученный урок сегодня завтра опять встанет перед нами. Но если мы твердо усвоили и поняли правило, сколько бы оно раз не приходило позднее, мы знаем, как его применить. Подобное открытие кислорода для мусульман приходило всегда только тогда, когда требовалось уничтожить сопротивление муджахидов – взгляните на историю Средней Азии при Советах, когда молодое кафирское государство боролось против басмачей, оно всячески помогало «мирным мусульманам», демонстрируя свою лояльность этой религии. Но что произошло после подавления муджахидов той эпохи? Мечети разрушили, «мирных» мусульман отправили любоваться красотами Соловецких островов в Архипелаге Гулаг, откуда никто не вернулся. Кафир, когда ему надо, заигрывал с мусульманами только чтобы ослабить джихад – и как только у него это получалось, заложенная Аллахом ненависть кафира к мусульманам являет свое истинное лицо. Тоже происходило и на Кавказе – грязные обещания кафиров, что мусульманам позволят жить по шариату, если они помогут Советам и уничтожат очаги джихада. Как только это произошло, мечети превратили в амбары или клубы, «мирных» имамов и муфтиев отправили в лагеря. «Религия – это опиум для народа» – провозгласили кафиры на тот момент, исказив смысл Тяньцзинского договора между Китаем и Англией в 1804 году, когда Англия требовала как условие принятия капитуляции Китая насаждение христианства и открытие курилен опиума в стране. Оттуда пошло выражение «Религия и опиум для народа», как отражение смысла этого договора.

    Вы скажете, что это было давно – и я отвечу, что взгляните на пример дагестанских сел Карамахи и Чабанмахи, где объявили шариат, и сам Степашка, тогда министр МВД, ездил туда и подписал с ними договор, что они не будут воевать против России, и не будут помогать чеченцам. Но все это делалось на время, чтобы взять передышку в борьбе с Исламом. Когда же начались события в Цумадинском районе, даже тогда жители Карамахи и Чабанмахи не стали поддерживать муджахидов, сославшись на мирный договор со Степашкой. Чем закончилось это, известно – кафиры после вытеснения муджахидов из Цумады, стали уничтожать мусульман этих сел, грабить и насиловать женщин. И тогда, как мне рассказывал Докку, они решили ввести войска, чтобы помочь истребляемым мусульманам, и это было с приказа Масхадова. «И если ты опасаешься от какого-то народа предательства, то объявляй им войну…» – сказал Аллах в Коране – но мусульмане тогда не приняли этого, глупо уповая на честность кафиров.

    Можно не приводить примеры других стран, мы говорим про Россию, которая сейчас ведет войну против Ислама, как и раньше, и методы и способы остались теми же. Проблема только в нас – сможем ли мы понять уроки из истории, или будем опять наступать на те же грабли? Сегодня нас в очередной раз хотят обмануть стройками мечетей, заявлениями правительства в поддержку Ислама, но Аллах сказал: «Никогда не будут довольны тобой иудеи и христиане, пока не последуешь за их религией». Ибрахим сказал: «И началась между нами и вами вражда и ненависть пока не уверуете в Единого Аллаха». Разве после этого может идти разговор про любовь кафиров к Исламу, из-за которой они оставляют жить «домашних» и истребляют всех остальных мусульман? Вся «исламская» пропаганда России нужна только для того, чтобы разделить мусульман на «мирных» и «террористов», и увеличивать количество первой группы. Они понимают, что просто оружием это не остановить, нужно бороться идеологически, нужно остановить поток мусульман в ряды муджахидов, а для этого надо показать, что Россия не враг Ислама, что вы можете спокойно исповедовать свою религию – но не идите на джихад. Но знайте, что когда мы подавим муджахидов, мы доберемся и до вас, «мирных» – вот что думают кафиры сейчас и думали всегда.

    Но давайте вернемся к тем, кто у нас проповедует идеи «шейха» Рабиа. Ринат в своих выступлениях открыто заявил, что он не только не знаком с Рабиа, но и даже не читал его книг, правда, добавив при этом то, что он «ученый» и он будет защищать его на этом основании. Лишь Аллах знает, что хранят сердца Его тварей, но я скажу – все, что он говорит, гладко настолько, что не зацепишься. Но почему тогда Ринат нападает на других ученых, на кого напал незнакомый ему Рабиа? Почему он дружит с теми, с кем дружит Рабиа и ненавидит того, кого ненавидит Рабиа? Почему его труды слово в слово похожи на труды Рабиа? Я могу продолжать ставить вопросительные знаки, но ответов не будет.

    Я попытаюсь объяснить заблуждения этого человека, который «незнаком с Рабиа», но не думай, читатель, что это из-за его бездоказательной критики в мой адрес, что я разозлился из-за себя. Нет, и еще раз нет – но его нападки идут в моем лице на призыв к джихаду. Правда все его камни в мой огород сводились только к двум вещам – что я «недоучка», и не ученый, и второе, что я не имею права давать фатвы. Что можно сказать на это? Признать то, что я не ученый и не могу давать фатвы – а кто бы спорил с этим? Я никогда не давал фатв от себя и ни разу не говорил что я «алим» – пусть Ринат и ему подобные аргументируют своих ветреные высказывания, хотя он не будет усложнять себе жизнь какими-то доказательствами. Я лишь руководствуюсь хадисом Пророка: «Передайте от меня хотя бы один аят». И то, что я знаю и читал в трудах ученых, лишь это я и передаю. И все бы ничего, но слова «даже Я, только, талибуль-ильм» показывают то, насколько этот человек ставит свое собственное «Я», свое эго превыше всего.

    Но лучше пояснить личность этого человека, чтобы многие могли лучше понять его заблуждения. Впервые я встретил его в Каире в 2002 году, когда он начинал свою учебу и одновременно с этим собирал себе учеников, своих первых «апостолов». Тогда он еще не опубликовывал свои лекции «победа и сила», или как правильнее назвать, «поражение и унижение», и открыто не говорил о своих убеждениях. Я до сих пор не уверен в том, был ли он тогда убежден в этом, или это пришло позднее – но его реплики даже тогда наводили ужас. «Все остальные бидатчики»«Тот, кто приходит к Исламу через заблудшие секты как «ихваны» или «таблиг», потом им приходится долго исправлять их акыду, вероубеждение» – во всех его фразах сквозило неприкрытое «только мы правы». Я был у него несколько раз, но потом ушел от него – зачем слушать Рината, когда есть ученые, и ты понимаешь арабский без перевода?

    Затем я выехал из Египта и тогда до меня дошла информация, что Ринат ездил на курсы в Бахрейн, где учился у Валида, одного из учеников того же Рабиа Аль-Мадхали. После возвращения оттуда увидели свет его известнейшие лекции «Поражение и унижение», и, очевидно то, что это событие стало отправным для Рината и его новой идеологии. После этого в Египте он записывается в ученики к уже упомянутому мною Усаме Аль-Куси, ученику Рабиа Аль-Мадхали. Помните его слова, что он никогда не был учеником Рабиа? Так вот, Ринат предпочел умолчать о том, что он учился у его учеников, и, соответственно не мог не знать мнения и заблуждения «шейха» Рабиа.

    Но Усама Аль-Куси, который на каждой своей лекции разбирал «заблуждения» ученых, не мог сам не попасть под этот удар. Пара ошибок, найденных у него его же учениками – и Усама оказался за той же линией бидатчиков, про которых он твердил целыми днями своим ученикам. Ринат поставил на него это клеймо, и тут же забыл про своего учителя, правда, бывшего. Теперь сами можете оценить степень заблуждения Рината – спросите его о том, кто сегодня ученые Египта? Но вряд ли он ответит, так как он глубоко убежден, что там нет ученых, только бидатчики – как Мухаммад Хассан, Абу Исхак Аль-Хувейни, Мухаммад Исмаил Мукаддам, Ахмад Фарид и другие.  Но абсурдность этого убеждения очевидна – когда на протяжении веков в Египте не было ученых? Они были всегда, начиная с эпохи сахабов и заканчивая нашим временем. Но Ринат сказал это, так почему? А все потому, что те ученые, которые сегодня в Египте, явно не соответствуют его идеологии и убеждениям, а посему в Египте просто «нет ученых».

    Затем этот человек «депортировался» из Египта обратно в родной Казахстан, причем «депортация» была добровольная.  Хотя позднее она была выдана на публику как суровое обращение властей Египта с популярным дааватчиком из-за правильности воззрений. Возможно, что он даже почувствовал себя имамом Ахмадом в его ссылках или Ибн Теймией в изгнании за правильные убеждения. Правда последние два великих ученых Ислама говорили о куфре правителей им в лицо, но ведь Назарбаев правит по закону, правда, не Аллаха, но все же… Зачем ссориться лишний раз с власть имущими? Нам неизвестно, что сделал Ринат после триумфального  возвращения на родину – говорил ли он со своим президентом и принес ему присягу на верность, увещевал ли его и призывал ли править по закону Аллаха? Но стало известно про его отношения с Кайратом Назарбаевым, главой КНБ, дочернего предприятия ФСБ России в Казахстане. Затем он стал имамом мечети в Алма-Ате и призвал всех подчиняться руководству страны, решив, что это и есть законный правитель мусульман Казахстана.

    Кто-то скажет: «А почему ты не говоришь ему это лично?» – и я отвечу, что я общался с ним не раз в переписках по интернету и приводил доводы далеко не в пользу того, в чем он убежден. На последнее письмо он так и не ответил, но ответил его 1-ый наиб Султан и верный сподвижник, наместник Рината в Египте. Этот молодой человек горел экстремизмом, негодование чувствовалось в каждой строчке его письма, где оскорбления сыпались как из дырявого мешка. Я понял его ревность к учителю, который так и не стал утруждать себя ответом на мое письмо, но этот юноша явно переходил все границы. Хорошо зная радикализм молодежи, которая только недавно пришла в Ислам, я не стал отвечать ему тем же, а просто попросил его больше не писать мне – что он и сделал, и это мне очень в нем понравилось, так как читать его послания я не собирался. Правда, когда я задался вопросом, почему Султан так рьяно обрушивается на противников идей Рината и его, выяснилось, что он не так давно был сторонником джихада. Но по приезду в Египет он вдруг осознал свои ошибки, и почувствовал себя заблудшим человеком – может быть причиной стали его встречи с Ринатом. Покаявшись в своих заблудших мыслях о джихаде, он обрушил свой праведный гнев на головы тех, кто еще не понял того, что Истина в Ринате и его пути. Его первые письма, адресованные мне, были пропитаны тоном «от учителя ученику», где он пытался дать мне наставления и советы, и указывал на мои «заблуждения», по его мнению. Я проигнорировал его тон и написал ответ с благодарностью, что он не забыл меня и даже, несмотря на свою занятость, решил меня исправить. Но после нашей прощальной переписки я осознал то, что эти люди настолько убеждены в своей правильности, что какие-то доводы из Корана, Сунны и иджмаа ученых здесь вряд ли помогут.

    Их движение не просто похоже на сектантство, это можно сказать, отдельная религия, в которой не все так просто и не все сразу откроется тем, кто пришел к ним. Когда общаешься с ними, они тебе не дадут список более чем сотни ученых, под каждым из которых надписи типа: «бидатчик», «ихванист», «кутбист», «такфирит». Ты так просто не увидишь эти списки, где на первых местах стоят имена того же АбдурРахмана ибн Джибрина и многих других ученых. Вначале они не станут поносить их при тебе, это будет происходить позднее, когда тебя приготовят к этому. Когда ты убедишься в том, что надо принимать мнение ученых и слушать их, они объяснят тебе, что не надо слушать любых ученых, а только тех, кого они скажут тебе – как и шейх Рабиа, Ахмад Наджми, Салих Фаузан и еще несколько живущих ныне человек. Но и у них они могут взять одно и оставить другое, что не соответствует их идеям. А чтобы услышать высказывание Рината про то, что в Египте нет ученых, то готовься, для этого надо пройти немало «кругов посвящения». Но если бы они были из «ахлюс-Сунна», как утверждают, то никогда бы не делали «скрытые» и явные убеждения, ведь имам Ат-Тахави сказал в конце своей книге по акыде: «И это наша религия и убеждения – скрытое и явное…». И люди Сунны и общины никогда не будут скрывать свои убеждения от одних, и открываться другим, подобно шиитам с их понятием «такыйя», возможностью обмана не сторонников их секты.

    Что можно добавить об этом человеке? Клянусь Аллахом, я был бы рад, если бы он отошел от своих идей и последовал бы пути праведных предков. У меня нет к нему личной неприязни, как мог бы подумать кто-то. Но я ненавижу ради Аллаха его заблуждения и ошибки, которые он не хочет признавать, но если бы он сделал это, то я оставил бы свое мнение о нем сразу же. Лично я считаю, что его характер лучше моего, терпение и стремление к знаниям выше чем у меня, но… Его упорство в отрицании Истины отвращает от него людей, а те, кто с ним сейчас, то они в большинстве своем твердят только одно: «Ринат сказал». И он сам потакает, на мой взгляд, распространению этого негатива, когда люди настолько ослеплены, что начинают смотреть на религию Аллаха через призму мировоззрения Рината. Но как сказали праведные предки: «Узнай Истину и ты узнаешь ее людей» – о, тот, кто читает это, пойми это, и ты можешь пойти по воле Аллаха, прямым путем. Напоследок скажу одно – я не знаю, действительно ли этот человек верит в то, что говорит, или действует по указке сверху, от его «правителей», но в любом случае это сильнейшая фитна, раздутая кафирами в обществе мусульман, в которую попали многие. Хузейфа ибн Аль-Яман сказал однажды: «Если ты хочешь узнать, попал ли ты в фитну, посмотри на то, что думал раньше и сейчас – если ты считаешь сегодня запретным то, что считал вчера разрешенным и наоборот, то фитна вошла в твое сердце».

    Второй номер из списка проповедников «кривого пути» – Гам(л)ет, который занимает почетное второе место после Рината на постсоветском пространстве. Имам мечети «Абу Бакр» в Баку, старательный госслужащий. Его знания были привезены им из Саудии, и, возможно, не без прямого влияния того самого «шейха» Р. Кстати, он как Ринат не отрицал свою связь с тем, от кого отмежевался последний – от Рабиа Аль-Мадхали. От Рината его отличает рьяное упорство привести свою паству под присягу Алиеву – их «законному хозяину и правителю». Именно он обвинял в лицемерии тех, кто отказался совершить погребальную молитву по издохшему Гейдару Алиеву. Очевидно, для Гам(л)ета Алиев был правителем мусульман по шариату – и настолько боялся Аллаха, что не правил по Его законам, а ввел систему куфрократических норм законодательства. Но если Ринат в чем-то не может до конца развернуть язык, то Гам(л)ет сможет многое – и он громогласно заявляет с минбара мечети, что Усама ибн Ладен хуже, чем шайтан, так как шайтан не взрывает дома и не убивает мирных граждан.

    Теперь вы ознакомились с творчеством этих людей и их личностями, чтобы перейти к их идее – «если нет силы, то нет джихада». Я требовал много раз и продолжаю настаивать привести мне доказательства того, что в оборонительном джихаде есть такое положение. Я говорил не раз, что если мне приведут иджмаа ученых в этом вопросе, что без наличия силы делать джихад нельзя, что он отменяется, я готов сегодня пойти и сложить оружие, и просить для себя амнистии, которую обещает нам Кад(ф)ыров. Но прошли месяцы, и нет отклика на это – но если нет в этом вопросе иджмаа, так зачем врать, возводить на религию Аллаха то, чего в ней нет? Разве Посланник Аллаха не сказал: «Тот, кто наговаривал на меня ложь, пусть займет свое место в Аду»? А если нет иджмаа, единогласного решения ученых, то каждый имеет право следовать иджтихаду любого ученого, у которого есть доводы, и никто не имеет права обвинять другую сторону. Разве шейхуль-Ислам не сказал: «Тот, кто заставляет следовать мнению одного имама, должен призваться к таубе, покаянию, и если откажется, то казнить его»? Затем, есть ли условия в вопросе ведения оборонительного джихада? Но главное также в том, что в вопросе наличия силы в ведении оборонительного джихада у них опять нет довода со стороны ученых прошлого (я не говорю про «шейха» Рабиа). Нет не только иджмаа, нет и джумхура, большинства мнений ученых, которое, несмотря на большое количество, может ошибаться,  и его можно оставлять. Если ты взглянешь на это, то поймешь, что за этим нет ничего, кроме следования за своими страстями и нежеланием умереть на пути Аллаха – а прикрываться можно многими вещами, особенно если у тебя есть хоть немного знаний и желание исказить правду.

    Эти люди бывают настолько убедительны в своих словах, что многие попались на эту фитну – в том ли ином вопросе. Я также не был исключением, и в вопросах шейха Усамы и Саида Кутба последовал за их мнением – и когда раскаялся и осознал свою неправоту, то попросил извинения за свои слова. И сейчас я прошу аннулировать все слова, которые были сказаны мною в адрес Саида Кутба в лекциях «такфир и хаваридж». Позднее, почитав фатвы многих ученых, как Ибн Баз, Ибн Усеймин, Бакр Абу Зейд, АбдурРахман ибн Джибрин, я понял, что заблуждался и отошел от своих идей, к чему призываю сегодня всех, кто остался на этом.

    «Нет силы – нет джихада» – лозунг  сектантов продолжал беспокоить меня тогда, когда понял, что против миллионной российской армии у меня граната Ф-1, автомат и около 200 патронов. Исходя из логики войны, что ты можешь сделать против армии, вооруженной танками, подводными лодками, авиацией и артиллерией? Да ровным счетом ничего, это просто смешно и иррационально идти против такого противника. Но ты вышел умереть на этом пути, вышел выполнить приказ Аллаха, каким бы он ни был, и как бы нам это ни казалось трудным. Не думай о том, что ты сможешь сделать, думать о том, что ты должен сделать – устрой засаду и выпусти обойму патронов по кафирам, выполни этим приказ Аллаха «И устраивайте против них любую засаду». Вскоре ты увидишь помощь Аллаха и результат, что Он дарует тебе не только патроны, но и другое оружие – просто не думай о последствиях, думай о том, чтобы подчиниться Аллаху.

    Изучая жизнь Посланника Аллаха, ты всегда найдешь то, что все, что могло произойти на джихаде, было и тогда, партизанская борьба Абу Басыра и Абу Джандаля с их отрядом, и как Посланник Аллаха призвал их, санкционировал их борьбу, сказав Абу Басыру: «Горе тебе, разжигатель войны – если бы у тебя были еще мужчины». Чем закончилась эта борьба при Пророке, мы знаем – курейшиты просили принять в Медине этот партизанский отряд, так как не могли справиться с ним. И сегодня джихад идет по тем же нормам и меркам той эпохи – тогда против 70 муджахидов было несколько тысяч курейшитов и их союзников из племени Бакр, но они не только выстояли, но и победили.

    И здесь ты поймешь, что неважно, какое у тебя оружие, в каком количестве – главное сделать все что можешь для уничтожения кафиров, выполни приказ Аллаха. Был случай, когда четверо муджахидов гонялись по лесу за отрядом разведки ГРУ, которые в панике бежали куда глаза глядят, и их было больше 30 человек. Помню, как однажды мы пошли на засаду на вертолеты в ущелье одной из рек. У нас не было ни ПЗРК типа «Игла», даже просто пулемета, а только автоматы и РПК. Но было намерение нанести по ним удар ради Аллаха, а результат придет от того, Кто приказал нам выйти на этот путь. Почти месяц мы сидели на обрыве ущелья, дожидаясь шума вертолетов, мерзли и мокли под многодневными дождями, когда осадки не прекращаются, и ты не можешь нормально отдохнуть и приготовить пищу. Когда же мы вернулись на базу, так и не дождавшись вертолетов, то узнали, что произошел экономический кризис, который нанес страшнейший удар по России, который не дало бы даже уничтожение всего вертолетного парка российской армии.  И все это по воле Творца, Который создал нас и испытывает одних людей другими.

    Да, у кафиров есть артиллерия, минометы, но… я не помню того, чтобы у нас этими обстрелами кого-то ранило или кто-то стал шахидом от осколков.  У них есть танки, но… они абсолютно бесполезны в городе или лесу, и страшно уязвимы для гранатометных снарядов.  У них есть вертолеты, но… при первой очереди по этим вертолетам летчик тут же берет прямой курс на Ханкалу, причем настолько быстро, что вряд ли ты увидишь его в небе, когда перезарядишь автомат. Как бы они ни пытались проводить воздушную разведку с вертолетов, они не видят муджахида с расстояния сто метров, даже если смотрят в оптику. Ночник, вертолет, снаряженный приборами ночного видения, стреляет только по кабанам в лесу, принимая их за людей, и позже в Ханкале считают количество убитых кабанов за количество муджахидов.  У них есть самолеты, против которых у нас нет никакого оружия кроме пулеметов, но… сколько я видел авиаударов, они никогда не достигали цели, а зачастую бомбы падали за сотни метров от того места, куда они хотели нанести удар. У них есть тяжелая техника – БТРы, БМП, БРДМы, бронированные УРАЛы, на которых они перевозят своих солдат, но… один снаряд из гранатомета разрывает их как спичечную коробку, а пулемет прошивает насквозь эту технику бронебойными патронами. У них есть специально подготовленные группы разведки ГРУ, обученные годами тактике боя, и вооруженные до зубов, но… первый убитый кафир из их отряда деморализует их полностью, и годы учебки не помогают – срабатывает инстинкт самосохранения, и кафир думает только об отходе. Один подрыв на мине – и кафиры в панике, им приходиться тащить на себе раненного и молить своих идолов о том, чтобы самому не взорваться.

    Если ты отправишься воевать с ними на равнине, то знай, что здесь все против тебя – огромное количество сексотов (стукачей), МВД, РУБОП, ФСБ, внутренние войска ВВ и еще десятки более мелких структур. Там нет отхода в лес, только шахада и больше ничего, кроме трусости и сдачи противнику. Но там ты сможешь нанести самый болезненный удар по врагам Аллаха, там, где они его не ждут и не хотят. Долгие годы исследования партизанской войны и методов борьбы с нею дало свою стратегию для кафиров. Их план прост, но в то же время бывает эффективен.

    1. Они должны отрезать муджахидов от равнины, разделить их на два независимых фронта.

    2. Развить систему «секретной передачи информации», проще говоря, стукачества и планомерно вытеснять муджахидов из каждого населенного пункта.

    3. После подавления муджахидов на равнине не дать им возродиться, постоянно проводя профилактику борьбы с «терроризмом».

    4. Самая сложная для подавления часть – это лесные районы, в них должны постоянно работать группы разведки (малые группы против малых групп).

    5. Превращение джихада в стадию абречества посредством отрыва муджахидов от равнинной помощи.

    6. Сделать все возможное для того, чтобы жизнь муджахидов превратилась в выживание, при котором они не будут думать про нападения и операции, а будут отвлечены вопросами продовольствия, снаряжения, медикаментов и прочего.

    Вот их план, часть которого они смогли реализовать, а часть мы отвоевали обратно – и равнина остается идеальным местом для борьбы с кафирами, где противник не может развернуться в полную мощь – не может привлечь авиацию, технику, а только людей, и джихад будет происходить зачастую по твоим правилам и предопределению Аллаха.

    И пусть при тебе только автомат и 200 патронов, пусть у тебя нет даже гранатомета, пусть ты не знаешь, где достать завтра боеприпас, пусть против тебя весь мир с миллионными армиями вассалов Иблиса, но знай, что все это лишь твари Аллаха, которых Он может уничтожить без твоего выстрела, что они лишь испытание для верующих. Ведь когда войска Абу Суфьяна осадили Медину, те, в чьих сердцах был иман, не устрашились этой армии несмотря на то, что Медина до этого не видела таких войск.

    Не бойся того, что они могут сделать тебе – ведь они могут только даровать тебе шахаду, это предел того, что они хотят тебе сделать. Они хотят устрашить нас своими войсками, и прав Аллах, сказав в Коране: «…и они запугивают тебя другими помимо Аллаха…». Но затем Аллах приказал: «И не бойтесь их, а бойтесь Меня, если вы верующие». Да, вы можете сказать, что это нелогично, нападать и воевать против таких войск, но оставьте логику там, где приходит приказ Аллаха. Пойми, что выход на джихад обязателен для тебя и усвой, что нет в нем условий – и выйди с целью достичь победы или шахады. Если ты сделаешь это, то никогда тебя не запугают войска шайтана, как бы многочисленны они ни были.

    Я приведу пример, чтобы вы могли лучше понять, что если раб подчинится приказу Аллаха и выйдет на джихад, Его Творец и Господь может за доли секунд сломить и разбросать эти армии, как это было с войсками Намруда, который захотел сразиться с Аллахом. В начале осени 2008 года отряд шахида Абу Валида, которого я знал как одного из лучших муджахидов, атаковал колонну кафиров возле селения Мужичи вилаята Ингушетия. Колонна кафиров насчитывала порядка 100 единиц техники, растянувшись на два километра дороги. Против них вышло только 20 муджахидов, у которых был один пулемет и гранатомет. Увидев эти войска, они засомневались – стоит ли атаковать такого противника, который превосходит их количеством в сотни раз? Но приняли решение ударить по колонне ради Аллаха – и результат пришел от Аллаха – более 60 убитых кафиров, около десятка уничтоженной техники и никаких потерь среди муджахидов. Аллах бросил в их сердца такой ужас, что два БТРа перестреляли друг друга, и большая часть потерь кафиров пришлась от своего же огня. Десятки человек бросились в ужасе в лес, побросав свое оружие. Эта операция стала огромным знамением от Аллаха для тех, кто думал про соотношение сил в этом джихаде. Эта операция стала очередным доказательством, которое перечеркнуло позицию отсиживающихся «Нет силы – нет джихада».

    Если ты примешь участие в бою, то узнаешь, насколько кафиры боятся муджахидов, иной раз называя нас «коллеги» или просто «ОНИ». «Мы наткнулись на НИХ», «У меня два карандаша тяжелых» (двое разведчиков тяжело ранены), «Нас подставили» – и много других реплик ты можешь услышать из их переговоров по сканеру во время боя. Этот страх, а зачастую и ужас приходит в их сердца не от нас, а только от Аллаха, Который сказал: «…Я брошу в сердца кафиров ужас…».

    На этом я закончу эту часть того труда, который я хотел подарить всем тем, чьи сердца способны отличать ложь от Истины. Если будет на то воля Аллаха, то мы продолжим эту тему, тему джихада как он есть, без лжи и приукрашиваний.

    Саид Абу Саад

    ИА «ХУНАФА»

    Другие материалы автора admin:

    Leave a Reply


     
  • Лента новостей Вилаята

  • Популярное в Вилаяте

  • Хроники ВД (выпуск 5й) за апрель-май 2015 г.

    Хроники ВД (Выпуск 4й) за март - апрель 2015 г.

    Хроники ВД (Выпуск 3й) за март 2015 г.

    Хроники ВД (Выпуск 2й) за февраль 2015 г.

    Хроники ВД (Выпуск 1й)

    Харис Ан-Назари: Ахкам аль имара (1-12 части)

    Русский мир и чеченские дети.

    Шейх Харис Ан Наззари: Пояснение относительно заявления шейха абу Бакра аль Багдади

    Шейх Хани Сибаи: Пятничная проповедь «Послание муджахидам Кавказа».

    Шейх Абдуллах Аль-Мухайсини: Послание Али Абу Мухаммаду Ад-Дагестани.

    Амир Имарата Кавказ Али Абу Мухаммад об операции «Возмездие» в Джохаре

    "Разве мы хавариджи?!"

    Докку Абу Усман — Последнее обращение

    Сулейман аль-Ульван: "Когда Джихад фарз-айн?"

  • Тэги

    Избранное Громите тиранов! Ринат Абу Мухаммад Враги Ислама Битва при Ухуде и джихад сегодня ShamNews Выступить или остаться? саляф-форум Али Абдуразаков События 19 ноября в Салманауле Вилаят Дагестан Зверства кафиров над телами Шахидов Подготовка к Истишхаду Абу Тальха Ад-Дагестани Абдул-Малик ар-Руси: Обращение к пораженцам Абдул-Малик ар-Руси Советы муджахижам Хутба о Таухиде Рахматуллаев Гаджияв лицемеры Геноцид Гулям Мухаммад Дагестанский калпресс Темир-Хан-Шура kavkazpress Джихада на Кавказе автомат Калашникова Обращение амира Хамзы «Сомнения о Джихаде» Обращение муджахидов Темир-Хан-Шуры Абдул-Малика ар-Руси Саид (рахимуллах) Стих: Мать Sham News В мире Муджахиды Темир-Хан-Шуры Цумадинский район Джихад Обращение к ученым Шейх Абдул-Халим В Дидойский район продолжают стекаться полчища харбиев Талибы пишут и исполняют нашиды Кадий Кизляра Усама обращение к трусам Дагестан Гулям Мухаммад
  • Ваше имя*

    Ваш e-mail*

    Текст сообщения*

    captcha